Фото филимонки

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Доброделtv официальный сайт, Московская область


фото филимонки

2017-09-22 10:01 Добродел помогает жителям Московской области решать вопросы и проблемы, связанные с ЖКХ 0 руб к стоимости доставки до и после обеда 200 руб к стоимости доставки утром, вечером или




С тех пор, как убрали скамеечки у подъездов, стало непонятно, кто в доме проститутка, а кто наркоман.


Что такое популизм? Это любимое занятие любой кошки!






Пуськам дали срок уже, В Меркель кинули бутылкой, Ну а принца,в неглиже, Заловили с девой пылкой. Жизнь,циркачкой шапито, Каждый деньменяет маски. Осень вышла из метро, Желтые разбрызгав краски. Питер Вольф


Середина 80-х, воскресенье, райцентр на юге. Пасмурно. На скамейке у ворот сидит дед Митька и читает местную газету. Накануне дед был обнаружен женой у соседки Матрены, вдовы и сельской самогонщицы. Дед Митька частенько к ней наведывался и за зельем, и за женской лаской. Последовавший вслед за этим скандал отрезал деду Митьке дорогу и к утехам, и к напитку. На улицу, направляясь, по-видимому, на рынок, вышла Матрена. Поравнявшись с постоянным клиентом, и желая как-то восстановить отношения, сказала: «Ну что там пишут-то, сосед?». Дед Митька, обладавший от природы характером веселым и даже озорным, сказал: «Да вот постановление вышло, Матрена, что тому, кто сдаст самогонный аппарат в сельсовет, премию дают 70 рублей». «Да брешешь», сказала Матрена, «Покажи». В ответ дед Митька уверенно показал пальцем на небольшую заметку в газете: «Смотри». Матрена, сроду не умевшая читать, потребовала прочитать «постановление» вслух. Дед с кротким видом «прочитал». Тогда Матрена, не взирая на почтенный возраст, прытко, почти бегом, вернулась домой и минут через десять уже неслась к сельсовету с большим узлом в руках. Назад, из сельсовета, она шла уже медленно и с пустыми руками, но с решением власти об изъятии самогонного аппарата и предъявлении штрафа за незаконный промысел. PS. Этим летом дед Митька уже самогона не пил: Матрена продать не могла, да и не захотела бы, а прочие сельские винокуры, узнав о шутке деда, дружно его бойкотировали.